«Моя жизнь была борьбой — ребенок или телефон. В телефоне была вся моя работа, которая нас кормила. Я спала четыре часа». Анна Данилова, главный редактор «Правмира» и мама пятерых детей — о родителях, которые вечно что-то смотрят в телефоне.

«Еду в автобусе и наблюдаю такое. Молодая мама с дочкой, года 3,5-4. Мама, не отрываясь от телефона, просто поддерживает дочь. Та не знает, как привлечь внимание мамы, кричит, скачет на сиденье, трясет мать, дергает за волосы, хлопает рукой по лицу. Но мать очень увлечена перепиской в вотсапе, не обращает на нее никакого внимания. Дочь очень плохо говорит. Вот о чем надо беспокоиться! Ах, у меня ребенок гиперактивный! А ребенку нужно просто внимание родителей, общение с ними! И никакие супергаджеты ребенку не заменят общение с родителями! Потом удивляемся — откуда такие жестокие, злые, тупые дети выросли?»

Такой комментарий мне написали под одним из текстов.

Есть такое?

Конечно! Выйдешь на площадку — каждый второй родитель сидит в телефоне, ребенка толком и не видит.

Мне очень знакомо.

Я с шести месяцев воспитывала дочку одна, похоронив мужа. И я работала удаленно. Это было моим огромным счастьем, что мне не пришлось выходить в круглосуточный офис от шестимесячного младенца, который только что остался сиротой.

Я работала ночами и в дневной сон. Но днем у меня были бесконечные переписки в том самом вотсапе, звонки и переговоры. Я даже купила себе hands free наушник, потому что было очень сложно говорить по телефону и ловить на горке годовалую дочку.

Наташа забирается по лестнице, а мой собеседник в телефоне и не догадывается, как сложно мне сейчас говорить.

Моя жизнь была борьбой — ребенок или телефон. В телефоне была вся моя работа, которая нас кормила. Я спала четыре часа.

Меня не хватало Наташе? А может быть, наоборот, хватало — если бы я ушла на полную ставку на работу, наоборот, ей бы не хватало меня?

Чтобы говорить с Наташей, я придумывала и подбирала разные короткие игры — мы придумывали сказки по предложению, играли в чепуху и «а еще». Но я много смотрела в телефон.

Потом моя жизнь изменилась. Я вышла замуж снова, у меня родился сын. Помню тот осенний день: Наташе было пять, Андрюше год. После полдника мы отправились в парк и гуляли там два с половиной часа: собирали каштаны, прыгали в резиночку, бегали. Телефон я не достала ни разу, я полностью занималась детьми. Потом мы с Наташей пошли в бассейн, впереди было еще два часа вместе, перед этим я пошла покормить ее в кафе.

И тут подруга мне написала, что на одном нашем любимом сайте началась распродажа платьев: я очень ее ждала. Я очень хотела купить Наташе несколько вещей именно там, а без распродажи было сложно.

Я сказала Наташе, что сейчас в кафе она будет пить чай с круассаном, а я буду заказывать ей платья.

Чтобы сделать все быстро, мне надо будет сосредоточиться. Поэтому эти 15 минут я буду не с ней. Но для нее.

Мы поели, я заказала платья, и мы пошли плавать.

Знаете, как мы выглядели для посетителей кафе?

«Вошла мама с дочкой, сели за столик. Мама уткнулась в телефон, не глядя заказала еду и так и сидела в телефоне все время. Ребенок сидел бесхозный, мама пялилась в телефон, в вотсапе поди сидела. Оторваться не могла, потом они встали и ушли! Бедные наши дети!»

Вчера я очень внимательно наблюдала за родителями с телефонами на площадке.

Мама в сером пальто. Ходит по площадке за малышом, в руке телефон, светится картинка Красной площади. Мама нервничает, скроллит экран: «Лука, иди сюда! Вот это стихотворение надо учить, так учительница сказала?» К ней подбегает мальчик лет восьми. Ага, ясно, мама делает уроки со старшим параллельно с прогулкой.