По благословению епископа Петропавловского и Булаевского Владимира.


«Покров всю землю покрывает, ограждает» Комментарий к тропарю праздника Покрова Пресвятой Богородицы

1/14 октября Церковь вспоминает Покров Пресвятой Богородицы. Изначально греческий праздник, на русской земле он становится любимым осенним торжеством.

Предлагаем читателям сайта Православие.ру богословско-филологический комментарий тропаря этого праздника.

Установление празднования Покрова Пресвятой Богородицы принято относить к XII столетию, когда при князе Андрее Боголюбском отстраивается и освящается прекрасный храм, шедевр русского зодчества – церковь Покрова-на-Нерли. После храмы в честь этого церковного торжества появятся во многих городах Руси.

Богослужебный текст праздника Покрова на церковнославянском языке входит в общецерковную практику в XIV веке. Он появляется независимо от греческого: следа о таком празднике и его праздновании в Византии нет[1]. При этом тропарь и кондак создаются уже в XIII столетии.

Интересно проанализировать тропарь праздника Покрова – самобытное произведение литургического творчества на Руси.

Тропарь – краткое песнопение, выражающее суть церковного празднования.

Церковнославянский текст тропаря праздника Покрова звучит следующим образом:

Днесь, благовернии людие, светло празднуем, осеняеми Твоим, Богомати, пришествием, и к Твоему взирающе пречистому образу, умильно глаголем: покрый нас честным Твоим Покровом и избави нас от всякаго зла, молящи Сына Твоего, Христа Бога нашего, спасти души наша[2].

В XX–XXI веках приведенный текст неоднократно переводится на современный русский язык. Обращение к этим переводам позволит более широко, а в некоторых местах и на контрасте рассмотреть особенности церковнославянского оригинала. Мы укажем переводы, сделанные митрополитом Иларионом (Алфеевым), протоиереем Владимиром Успенским и иеромонахом Феофаном (Адаменко).

Митрополит Иларион (Алфеев):

Сегодня мы, благоверные люди, светло празднуем, осеняемые Твоим присутствием, Богоматерь, и, взирая на Твой пречистый образ, с умилением говорим: покрой нас драгоценным Твоим покровом и избавь нас от всякого зла, моля Сына Твоего, Христа Бога нашего, спасти души наши[3].

Протоиерей Владимир Успенский:

Сегодня, правоверные люди, мы празднуем торжественно, благословляемые Твоим, Богоматерь, приходом (к нам), и, взирая на Твой пречистый образ, мы сокрушенно воскликнем: покрой (защити) нас Своим честным покровом и избавь нас от всякаго зла (бедствий, несчастий), умоляя Сына Своего, Христа Бога нашего, о спасении наших душ[4].

Иеромонах Феофан (Адаменко):

Ныне, правоверные люди, мы торжественно празднуем, благословляемые Твоим, Богоматерь, посещением, и, взирая на Твой пречистый образ, с умилением воскликнем: покрой нас Своим честным Покровом и избавь нас от всякого зла, умоляя Сына Своего, Христа Бога нашего, о спасении душ наших[5].

Днесь

Тропарь Покрова начинается с церковнославянского слова «днесь». В русских переводах оно чаще всего звучит как «ныне» или «сегодня». Неизвестный автор песнопения использует это слово, чтобы ввести верующих в литургическое пространство, где нет времени. Когда мы участвуем в богослужении, у нас есть возможность прикоснуться к вечности и одновременно перенестись в момент воспоминаемого события.

Мы будто в той Влахернской церкви Константинополя и непосредственно сами наблюдаем видение юродивого Андрея: Богородица над нами раскрывает Свой покров, тем самым защищает и оберегает нас.

Светло празднуем

Совершая торжество Покрова, мы светло празднуем это церковное событие. В церковнославянском языке слово «светло» обозначает «блистательно, ярко, весело, радостно, торжественно, проникновенно»[6]. И авторы русских переводов – протоиерей Владимир Успенский и иеромонах Феофан (Адаменко) – передают церковнославянское «светло» как «торжественно».

Только пребывая во Христе, мы пребываем во свете. Только так мы можем светло праздновать Покров Пресвятой Девы

Для христиан Сам Бог является Светом. Господь Иисус Христос в Нагорной проповеди называет слушающих светом мира (Мф. 5: 14). А святой Иоанн Богослов в своем послании пишет:

Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы. Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине (1 Ин. 1: 5–6).

Только пребывая во Христе, мы может говорить, что пребываем во свете. Только так мы можем светло праздновать Покров Пресвятой Девы.

Под сенью Богородицы

Во Влахернской церкви святой Андрей и его ученик Епифаний во время всенощного бдения сподобились созерцать Святую Богородицу в воздухе, пришедшую с ангелами, Предтечей и Иоанном Богословом и многими другими святыми. Пречистая Дева, согласно сказанию, «распростерла Свой честной омофор, блиставший сильнее солнца, над людьми, бывшими в церкви»[7].

И в тропаре праздника молящиеся признают, что осеняемы пришествием Самой Богоматери. Остановимся на церковнославянских словах осеняеми и пришествие.

Первое – осеняеми – образовано от глагола осеняти, который многозначен: это и «сиять, светить, бросать отблеск», и «покрывать собой, своей тенью», и «осенять крестным знамением», и «описывать, очерчивать»[8].

Конечно, в самом тропаре мы прославляем Богородицу за то, что Она покрыла нас Своим омофором и защитила. Интересно, что переводчики тропаря стремятся показать духовное благословение Пресвятой Владычицы.

Второе – пришествие – имеет смысл прихода, прибытия кого-либо[9]. Мы, вспоминающие явление юродивому Андрею, сами переживаем встречу с Богоматерью. От этого мы радостно восклицаем, или по-церковнославянски, умильно глаголем.

Радостная печаль

Умиление в русском языке означает трогательное, нежное чувство, а в церковнославянском – печаль, сокрушение, помилование, соболезнование[10]. Это слово передает то, что преподобный Иоанн Лествичник называет радостотворным плачем:

«Размышляя о свойстве умиления, изумляюсь тому, каким образом плач и так называемая печаль заключают в себе радость и веселие, как мед заключается в соте»[11].

Почему же, взирая на Богородицу, мы одновременно светло празднуем и умильно глаголем? Ответ таков: переживая встречу с Пречистой Девой, мы и радуемся, что сподобились взирать на Нее, и осознаем свою греховность и недостойность такой встречи.

Омофор и/или мафорий Богородицы

Понимая свое духовное положение, мы порой сквозь слезы и от всего сердца начинаем молить Богородицу: Покрый нас честным Твоим Покровом и избави нас от всякаго зла. Молитвенное заступничество Пречистой Девы ощущается как покрытие нас омофором, или покровом.

Омофор – слово греческое, которым чаще всего обозначают предмет архиерейского облачения – широкую ленту с изображением крестов[12].

Омофор следует отличать от мафория – плата, покрывающего голову и плечи[13]. Именно его в православной иконографии изображают на иконах Богородицы. Мафорий Богоматери хранили во Влахернской церкви Константинополя с 473 года, когда его перенесли из Палестины патрикии Гальбий и Кандид[14].

Из-за созвучности слов омофор и мафорий в церковнославянских текстах в основном используется именно первый вариант. Но в рассматриваемом нами тропаре фиксируется синоним – покров. При этом в припеве акафиста праздника Покрова следующий запев:

«Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором»[15].

А в романе «Лето Господне» И.С. Шмелева старый плотник Горкин так объясняет Ване смысл Покрова Богородицы:

«Сама Пречистая на большой высоте стоит, с Крестителем Господним и твоим Ангелом – Иван-Богословом, и со ангельскими воинствами и держит над всей землей великий Покров-омофор, и освящается небо и земля, и все церкви засветятся, и люди возвеселятся»[16].

Твой Сын – наш Бог

Ее Сын – наш Бог: тут еще и наше исповедание: Единородный Сын воплотился от Пречистой Девы

В конце тропаря мы поем: Молящи Сына Твоего, Христа Бога нашего, спасти души наша. Краткое церковнославянское причастие чаще всего на русский переводится деепричастием: молящи – умоляя.

Богородица, будучи Заступницей рода христианского, молит и умоляет Своего Сына о спасении наших душ. Ее Сын – наш Бог, Господь и Спаситель. Данная идея часто встречается в православной гимнографии. Песнотворцы апеллируют к тому, что Иисус Христос для Богородицы – Сын, а для нас – Бог. Через это мы начинаем дерзновенно просить Пречистую о молитвенной помощи и заступничестве.

Это еще и наше исповедание: Единородный Сын воплотился от Пречистой Девы, Он наш Господь и Спаситель, ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись (Деян. 4: 12).

***

В тропаре Покрова переплетаются воспоминание исторического события, бывшего в константинопольской Влахернской Церкви, и наше переживание Покрова Богородицы. Мы в радостнотворном плаче умильно взываем к Пресвятой Владычице с молитвой о заступничестве и покрове.

Неизвестный автор песнопения создает уникальное настроение: здесь и радость, и сокрушение, и молитвенное дерзновение. В тексте каждое слово становится важным, поскольку обладает глубоким смыслом и назиданием для молящихся.

Система Orphus

Добавить комментарий


Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru Русская Православная Церковь в Казахстане

Контакты Гостевая книга Яндекс.Метрика

© 2014-2020. Официальный сайт собора Святых Апостолов Петра и Павла.